Специалистов по Арктике стало так много, что теперь её могут найти на карте (ИА REGNUM) — LC-AV: Консорциум Леонтьевский центр – AV Group
Консорциум Леонтьевский центр – AV Group
Стратегии, инвестиции, конкурентоспособность

LC-AV: Консорциум Леонтьевский центр – AV GroupСтратегии, инвестиции, конкурентоспособность

Меню

Специалистов по Арктике стало так много, что теперь её могут найти на карте (ИА REGNUM)

Тот факт, что круглый стол «Логистика в Арктике: проблемы международного сотрудничества» состоялся именно в Санкт-Петербургском политехническом университете Петра Великого, удивлять никого не должен. Во всяком случае именно так на его открытии сказал научный руководитель СПбПУ, академик РАН Юрий Сергеевич Васильев. Он напомнил российским и зарубежным участникам, что политех своими научными разработками и кадрами стоял у истоков освоения Северного морского пути еще в начале ХХ века, и сейчас арктическая повестка остается здесь одной из самых приоритетных. Забегая вперед, можно сказать, что этот тезис доказал своим последующим выступлением заведующий лабораторией «Системная динамика» СПбПУ Николай Диденко, рассказавший о возможности использования фундаментальной научной разработки вуза – математической модели расчета объемов грузопотока по Северному морскому пути. «Созданная нами математическая модель, по сути, универсальна и может быть применима не только к Севморпути, но и к изучению других процессов и объектов. Сейчас мы работаем над ее усложнением, а также составили подобную модель для Южного морского пути через Суэцкий канал. Думаю, что сравнительный анализ обоих маршрутов будет интересен как теоретикам, так и практикам», – подчеркнул Николай Диденко.

Но начался круглый стол с обсуждения политических аспектов, влияющих на арктическую повестку. Заместитель генерального консула Королевства Норвегия в Санкт-Петербурге Хенрик Фойн Шерве был предсказуемо дипломатичен. Назвав Арктику «самой важной стратегической зоной ответственности», он выделил инфраструктуру и логистику как главные факторы экономического роста своей страны на ближайшие 10 лет. Он также напомнил участникам, что в настоящее время Норвегия, Россия, Швеция и Финляндия пересматривают совместный план для всего Баренц-региона. «Конструктивные отношения с нашим соседом Россией крайне важны для стабильности на Севере и работают на нашу взаимную выгоду», – отметил норвежский дипломат.

Проректор по образовательным программам Института международных и общественных отношений (Прага, Чехия) Владимир Пророк выделил две группы политических рисков при реализации транспортно-логистических проектов в арктическом регионе. По его мнению, первая из них связана с возможными климатическими изменениями, которые могут серьезно подорвать стабильность политических систем. Вторая, по его мнению, вызвана «деятельностью некоторых стран, которые могут быть не заинтересованы в проектах на Севере». К незаинтересованным чешский политолог причислил так называемых «новых правых»: «Чтобы сохранить доминирование Запада во главе с США, нужно устранить всех, кто может этому помешать. Россия сегодня этому мешает. Поэтому с новыми правыми связана политика двойных стандартов, политика корректности-некорректности, политика фейков. Вопрос не в том, кто прав, а вопрос в том, выгодно это для моего доминирования или нет», – резюмировал Владимир Пророк и при этом сделал прогноз о возникновении возможных разногласиях между США и Евросоюзом. «Как показывает «Северный поток – 2», Германия, если это касается их интересов, способна возражать и противодействовать… И мне кажется, что возрастание экономических проблем заставит Европу сотрудничать с Россией», – поделился своим видением с ИА REGNUM Владимир Пророк.

Тему импортозамещения при освоении Русской Арктики затронул в своем выступлении доктор экономических наук, ведущий научный сотрудник Института экономических проблем им. Г. П. Лузина КНЦ РАН Алексей Фадеев. По его словам, поскольку освоение шельфа является новым видом деятельности для нашей страны, то до 2014 года процент импортного оборудования, используемого российскими энергетическими компаниями на шельфе, достигал 90 процентов. Однако введенные секторальные санкции не оказали критического влияния на действующие российские проекты, а способствовали переориентации поставок оборудования для энергетических компаний России с Запада на Восток и, самое главное, стали катализатором развития российского национального сервисного рынка. Так, буровые установки японского и китайского производства отлично зарекомендовали себя при открытии в 2017—2018 году крупных нефтяных месторождений на шельфе Охотского моря. А уже сегодня российские компании располагают целым рядом технических средств для проведения сейсморазведки (сейсмические косы, донные станции и др.). «Буквально десять лет назад мы говорили, что нам необходим трансфер зарубежного передового и технологического опыта и знаний по добыче и транспортировке углеводородов во льдах. Мы смотрели на опыт реализации проектов в Северном море, опыт Аляски, Канады и так далее. Сегодня Россия обладает уникальной компетенцией, как в добыче нефти, так и в ее транспортировке в ледовых условиях. Никто в мире не реализует проекты в таком масштабе в столь высоких арктических широтах… Сегодня Арктика – это уже не территория подвига, а территория новых перспективных экономических решений», – заключил Алексей Фадеев.

Серьезную заинтересованность азиатских игроков к арктическому рынку на примере Ванкорского нефтегазоносного месторождения подтвердил старший научный сотрудник Института экономических проблем им. Г. П. Лузина КНЦ РАН Александр Котомин. По его словам, интерес к проекту НК «Роснефть» со стороны и индийских, и китайских компаний привел к тому, что за три последних года доля индийской стороны в «Ванкорнефти» выросла до 49,9%. В свою очередь, «Роснефть» получила доступ к крупному нефтегазовому перерабатывающему проекту в Индии. Это взаимовыгодное сотрудничество поможет «Роснефти» создать на севере нашей страны арктический кластер (куда, вероятно, войдут Сузунское, Ванкорское, Лодочное, Тагульское месторождения) с объемом добычи к 2030 году около 100 млн тонн. И если говорить о транспортной логистике, то за годы освоения Ванкорского месторождения было построено 120 км автодорог и 409 км внутрипромысловых нефтепроводов. По определению добытые углеводороды уже доставляются и планируются к дальнейшей транспортировке преимущественно по Северному морскому пути (СМП) и Северному морскому транзитному коридору (СМТК). О неизбежности их развития (ввиду перегруженности остальных мировых транспортных коридоров) высказалась корпоративный директор AV Group Консорциума Леонтьевский центр – AV Group (г. Москва) Наталия Иванова. По ее оценке, в связи с возникновением политического противостояния «международное сотрудничество в Арктике никуда не делось, поскольку «нефте-, газосервисные и добывающие компании просто поменяли формы юридического договора» и продолжают работать на этом важном и привлекательном рынке. Кроме того, Наталия Иванова поделилась идеей создания арктического хаба: «По моему мнению, нам крайне необходим арктический хаб – объединение всех крупных транспортных узлов в Арктике на одной платформе с соответствующими сервисами. Любая синергия, любое управление из некоего единого центра всегда ведет к снижению расходов и увеличению маржинальности. На Севере условия сложные, и если каждый в одиночку будет лоббировать свой проект в нашем правительстве, то это ничего не даст. А если все объединятся – власть, бизнес, научное сообщество – и примут концептуальную модель хаба, то в выигрыше окажутся тоже все», – прокомментировала свою идею Иванова.

Тему расширения международного «арктического клуба» и взаимоотношений внутри него затронул доцент Российского государственного университета нефти и газа (НИУ) имени И. М. Губкина (г. Москва) Дмитрий Медведев. Он обратил внимание на очевидный интерес неарктических государств (Китая, Японии, Южной Кореи, Великобритании и др.) к этому региону и определенный дуализм, с которым сталкиваются все страны: «С одной стороны, между странами присутствует недоверие, с другой – необходимость сотрудничества ввиду капиталоемкости проектов. То есть все, и в первую очередь Россия, понимают, что привлекать иностранный капитал и технологии необходимо. Но вместе с этим порождаются новые угрозы в информационном, технологическом и ином плане», – отметил Дмитрий Медведев и указал на возможную опасность отставания России в развитии высоких технологий. В качестве положительного примера международного высокотехнологичного сотрудничества он привел заявленный совместный проект российской компании «Мегафон» и финской Cinia по прокладке оптоволоконного подводного кабеля Хельсинки – Токио вдоль Севморпути, который должен вступить в строй уже в 2023 году. «Это как раз возможность доказать, что мы можем обеспечить цифровизацию Арктики, причем с минимальным привлечением государственных средств», – подытожил Медведев. То, что финская сторона стремится не только развивать, но и апробировать новейшие технологии в арктических широтах, показал доклад старшего научного сотрудника Финского метеорологического института (г. Хельсинки) Тимо Эрика Сукуваара.

Он рассказал о разработке проекта интеллектуальных транспортных и метеосистем (с использованием технологий 5G, Wi-Fi, спутниковых станций, дронов, беспилотных автомобилей) для организации безопасного движения по зимним трассам Северной Финляндии. Примечательно, что проект разрабатывается по комплексному государственному заказу, что указывает на системный подход Финляндии в освоении Арктики. Завершая научную дискуссию, в которой приняли участие более тридцати специалистов, директор Гуманитарного института СПбПУ Надежда Алмазова и заведующий кафедрой общественных наук ГИ СПбПУ Сергей Кулик поблагодарили Фонд поддержки публичной дипломатии им. А. М. Горчакова за содействие и пригласили всех участников на V Международную научную конференцию «Арктика: история и современность», которая состоится в политехе в марте 2020 года.

Пётр Келешев

Источник: https://regnum.ru/news/polit/2794735.html

Поделиться: